?

Log in

  | 0 - 11 |  
Viarene [userpic]

сказки

September 15th, 2011 (01:39 pm)

Пришла однажды к старой колдунье девушка и попросила превратить её в дерево. "Зачем тебе это?" - удивилась колдунья. "Завистники обижают меня, ругают меня, смеются надо мной, их взгляды будто иглы, а их слова как брошенные в меня камни причиняют боль... Мне очень плохо жить на свете", - ответила девушка. Колдунья исполнила то, о чём её попросила гостья - кожа девушки обросла твёрдой корой, ноги стали корнями и прочно ухватились за поддатливую почву, руки и волосы превратились в ветви, а на каждой пряди выросло по сотне ярко-зеленых листьев. Дерево оказалось таким красивым, что ему стали завидовать, как когда-то девушке. Листья из-за их тонкого пряного аромата сорвали и стали заваривать с ними чай, прекрасную древесину забрали на мебель и инструменты, оставшийся на месте дерева пень дети попытались поджечь, воображая, что это вражеская крепость, а потом и они убежали... Огорченная колдунья пришла к тому месту, где превратила девушку в дерево, и на понятном лишь деревьям языке спросила, может ли она что-либо сделать. Но то, что осталось от дерева, конечно, не смогло ответить, ведь у него не было даже кроны, чтобы прошелестеть ею в ответ. Тогда колдунья оживила пень, выпустила его корни из земли, и теперь он быстро ползает, позволяя отдохнуть на нём тем, кто добр и свободен от зависти и злости, и выгоняя подальше завистливых и тех, кто заботится только о своём благе.

Viarene [userpic]

о себе

September 13th, 2011 (01:10 pm)

Иногда мне кажется, что моя кожа на кистях как бумага. Истерается от прикосновения к жесткой ткани или щетке. Трещины не заживают, а когда я танцую, пальцы и кисть как монолит. Это красиво. И это больно. Боль делает мой танец своеобразным. Если представить, что мои кисти - это третьи лица, то они могут многое рассказать, как и любая другая часть тела. Но из всех частей тела кистям сейчас особенно есть, что рассказывать. Когда мы выступаем, мне бывает временами страшно. Страшно, скованно, дико одиноко, нелепо... Тогда я это танцую. Радость, восторг, любое впечатление тоже можно станцевать. Но танец - лучший для меня способ не дать негативу мной завладеть. Мои кисти танцуют свою боль и привычку к боли. А я просто наблюдаю это. Немного жаль, что здоровыми они не так разговорчивы.

Viarene [userpic]

(no subject)

February 11th, 2010 (10:09 pm)

когда отвлекаешься на какую-нибудь мысль, а пальцы продолжают нажимать на клавиши, и музыка получается красивой, начинаешь верить, что под ногтем каждого свой маленький разум

хм... а может, это мысль звучит?)

Viarene [userpic]

Женщина и тряпки

February 16th, 2009 (01:17 am)

Спускаешься в подвал, открываешь дверь и идешь по узким коридорам, от пола до потолка завешанными тканями. Честное,слово, будто в винном погребе. Хорошие ткани почти как хорошие вина - пригождаются избранным, знающим в этом деле толк, и к поводу.
Здесь начинаешь думать о своем образе. Как я люблю вещи, которые сами - идеи!
Тяжелая шерсть теплых тонов... Положишь на нее ладонь и представляется, что закутался в такое шерстяное пончо, и уже захватывает блаженное ощущение, когда в холод и ненастье тебе одному уютно и тепло. Улыбает. Бархат передает атмосферу балов, приемов, драгоценностей и искрящегося шампанского. В бархатных платьях танцевали дамы, а кавалеры, обнимая спутниц за талию в танце, стирали самый верхний слой ткани. Вуали и кружева скрывали лица, шелковые цветы украшали шляпки, легкие атласные подолы поднятые ветром открывали бедра. Детали истории. Есть ткани, любое изделие из которых покажется незаконченным без запаха духов, есть те, которые подчеркивают или скрывают, молодят или старят, есть даже такие, которые хороши только пока они кусок материи... А в самой глубине стоит стена с шелком. Гениально сделать самую дорогую ткань с помощью незатейливого рисунка и спокойных цветов самой скромной. Изысканно. Где вы, женщины, чей вкус придумает идеальный образ из цвета, материала, формы, чьи руки искуссно его сошьют и чье тело будет этим шедевром украшено? Где эти смелые и свободные от предрассудков моды леди? Ох, поучиться бы мне у вас... Сама-то я одеваюсь по трем принципам: тепло, удобно и по настроению. А на прошлой неделе, насмотревшись на пластику буто, одежду почти отвергла. Но скоро бал, время метаморфоз.

Viarene [userpic]

Так не хочется логики. И так хочется чудо.

February 13th, 2009 (12:10 am)

Мое преданное существо, моя хризантема! Такая хрупкая на снежном фоне. И сама всегда будто в снегу- в белых цветах. Вдруг зацвела розовым.

Viarene [userpic]

пишется, пока не спится

September 22nd, 2008 (08:59 pm)
anxious

Настроение: anxious

Он завел в ванной мокриц. Тот, четвертый, который обрывает цветки с бегонии. Он специально наступает ночью на самую скрипучую половицу. Он только что противно и глухо черкнул над моим ухом спичкой, но так небрежно, что не вычеканил огонь. А еще он опустошает холодильник ночью, вечно прячет по носку от пары, мою заколку и колечко. Мне кажется, он зовет меня пить чай на кухню. Но я не пойду. Еще чего, буду я потакать своему воображению. Я вообще не ведусь на глюки до определенной степени их реальности, чем меньше сплю, тем больше казаться начинает. Ну я же знаю, что он сейчас стоит на пороге балкона в двух шагах от меня. Вот если бы он хотя бы шумно вздохнул или топнул бы ногой в тапке, я бы поверила, я даже сказала бы ему спасибо за вымытые иногда полы. Но он не двигается и только его рука на моем плече не делает меня в моих же глазах шизофреником. Ой…

Viarene [userpic]

(no subject)

August 27th, 2008 (09:22 am)

Холодно по ту
Сторону одеяла.
Осени утро.

Viarene [userpic]

Легенда о чуди

August 15th, 2008 (08:54 pm)

На Урале говорят, что старее курганных берез ничего нет. А история их будто бы такова.
...Жили испокон веков на Урале старые люди - их чудью звали. Рылись под землей, железо варили. В темноте ютились, солнечного света боялись. А лица у них были на груди. И вот стали замечать чуди, что белое дерево на их землю пришло, никогда такого ни их деды, ни прадеды не видели. Слухи тревожные передавались из уст в уста: где белое дерево, там белый человек. Раньше слыхали про таких людей, живущих там, где солнце садится.
А березы на темный лес все наступают и наступают...
"Уходить надо", - говорят чуди.
"Умрем, где умирали наши отцы и деды", - возражали старые и пожилые.
И вот запрятались чуди в свои жилища, норы подземные; сваи, державшие земляные потолки, подрубили и заживо захоронили себя. Не стало их на Урале. А на месте жилищ курганы образовались. И растут на них старые-старые березы. (с) Александр Лазарев

Viarene [userpic]

свежие открытия

August 14th, 2008 (06:32 pm)

Разбила кувшин. Порезала палец. Плоть такая нежная, как виноград, чуть нарушишь верхний слой - потечет сок. Выпьешь сок – останется кожура, кожура без сока не проживет.

Viarene [userpic]

(no subject)

August 9th, 2008 (11:53 am)

В одной взрослой голове жила примерно-консервативная Совесть. Эта прямая как жердь и тощая старушенция носила глухое коричневое платье с ослепительно-белым передником. От ее монополистического властвования хозяин головы уже давно бы стал нервным праведником, а потом и вовсе бы свихнулся, если бы ее, аскетически совершенную особу, всюду не сопровождал один капризный мальчишка. «Ааа! Хочу!!! Хочууу!», - надрывался Желание, но Совесть с ловкостью лисы на охоте хватала его за ухо и под обиженные вопли уводила подальше. Когда хозяин головы созрел и окреп, это, в какой-то мере даже гармоничное соседство дополнило еще одно существо. Дистрофичный молодой человек постоянно был в чем-то неуверен, слаб и страдал мигренью. Он, звавшийся Эгоизмом, не пришелся старухе по вкусу, «слишком много о себе думает», - пробурчала она в его адрес. А вот с Желанием Эгоизм сдружился быстро.
- Может быть, ты хочешь, чтобы тебя ценили? – робко спросил Желание, поднеся указательный пальчик к нижней губе в знак размышления.
- Да, хочу, – ответил Эгоизм.
- А может быть, ты хочешь, чтобы тебя любили?
- Очень хочу.
- Хотим, чтобы нас любили! Хотим, чтобы нас любили!!! -восторженный мальчик пустился в пляс.
- Не порядочно грезить о любви, когда самому и в мысли не приходит ей поделиться, – вмешалась Совесть. Ничего не сделал, ничего не выстрадал, ничего не понял, а хочет, чтобы все и сразу!?! Плохо! Недостойно! Кому-то хуже, чем тебе, им нужно помочь, их нужно пожалеть. Сначала дай другим, потом думай о себе, – назидательно закончила она.
- Вы правы. Милый мальчик, - сквозь слезы бормотал Желание, - ты не постиг еще мудрости, мы не должны этого желать. Я не достоин получить чью-то любовь просто так, ее надо выстрадать в себе.
Мазохисты! – крикнул в отместку Желание, за что получил каблуком по ноге.
С тех пор Совесть не отпускала Эгоизма, а он все больше горбился и все чаще плакал, тогда старуха вытирала его слезы своим передником и утешала: «Воздастся страдающим!». Эгоизм соглашался и плакал. От своих страданий он превратился в огромную черную лужу, в которой захлебнулся мальчик Желание, и в которой с горя утопилась старуха.

«Нет, нет, ты у нас не буйный, на других не бросаешься, ты хороший», - лепетала толстенькая медсестра, привязывая худую руку пациента к кровати, «Только скажи мне, ну зачем ты опять так себя мучил, зачем пробил стену головой?»

Viarene [userpic]

Общественный зоопарк

August 5th, 2008 (10:11 pm)
Tags:

Музыка: Битлы

Беда этого лета в том, что в поход уехала моя мама, оставив на меня и бабушку кошку с собакой, да домашнюю оранжерею. По наставлению сему кто-то из нас двоих должен утром и вечером приезжать, чтобы за живностью ухаживать. В первый же день матушкиного отъезда позвонила бабушка с тонким намеком «может тебе съездить, а?». «А? Ага». Сошлись на понедельнике. Собираемся мы основательно: одежда Ярославны, игрушки Ярославны, книжки Ярославны, Ярославна. Все это нужно одеть, упаковать и по месту назначения доставить. Первую дорогу благополучно одолели на такси, но, потратив конскую сумму на проезд, решили обратно ехать на автобусе. По приезду выяснилось, что бабушке невтерпеж стало с правнучкой повидаться, поэтому она уже на месте. Обратно тоже с нами напросилась.
Маршрут пролегал от остановки «р-к Солнечный» до «Геолога». Тридцатка попалась. Влезаем. Народу много, места все заняты. Где-то я уже слышала, что взрослые на маленького ребенка реагируют странным образом: либо становятся еще более черствыми и молчаливыми, либо сами становятся на уровень ребенка.
Обратного пути нет, мы нарушили их покой.
Как и положено, женщине с ребенком, т.е. мне с тякой, сидение уступили, но, увы, там, где места расположены друг напротив друга. Пытаюсь усадить бабушку, бабушка отчаянно протестует (бог с тобой, сама сяду). Сижу как кура на жердочке, бэг почти всю площадь занимает, тяка на коленях сидит, девку напротив запинывает. По соседству справа еще одни мать и дитя едут, познакомиться пытаются: девочка лет трех подает моей тяке руку, тяка берет ее руку и тянет в рот. По соседству слева, оказывается, стоит мой препод (о, блин), бабушке нашей место уступает.
Тут благодаря длительному переезду пермяковского моста внимание публики утряслось и закрепилось, конечно, на Ярославне. По эффекту массовой заинтересованности наше присутствие приравнялось бы, наверное, к тому, если бы я в автобус ввела верблюда. Задняя площадка превратилась в обезьянник. Посыпались возгласы умиления и комплименты, отчего бабушка наша растаяла и как в ударе кивала, улыбалась и восклицала «это чудо-ребенок, это ангел, ангелок!», а ангелок в это время провоцировал и поощрял все это мракобесие воистину непосредственной двухзубой улыбкой.
Народ улыбается, гримасничает, смеется, а я пытаюсь вытащить изо рта тяки ее шапку, затем проездной билет, свой свитер и, наконец, бабушкин зонт. Бабушка отбирает зонт, бабушка отбирает тяку, тяка вцеплется в меня, и раздосадованная сей несправедливостью уже хочет расстроиться, но тут солидный седовласый дед с заднего сидения строит такую рожу, так выпучивает глаза, и высовывает язык, что дитя смеется ангельским заливистым смехом, чем еще больше распологает к себе публику. Это не ребенок, это гипнотизер и провокатор. Деффки на сидении слева включают попсу с мобилы. О, боже, народ стал подтанцовывать… О, боже, деффки стали подпевать... К моему негодованию уже тогда, когда я могла думать только о том, как бы выскочить из этого зоопарка на колесах, транспорт встал в пробке. Тут из-за постоянных ерзаний моих и тяки на дне рюкзака в мобиле включился проигрыватель: «Оборотень» Мельницы, «Прялка» Мельницы, битлы… Ухо народа такого не знает, око народа ищет виновного.
Подъезжаем к «Строителю». Народ вышел, новый народ зашел. Аттракцион «тяка в автобусе» продолжается.
До «Геолога» мы, нет, наверное, только я, ехать была уже не в состоянии, вышли на остановку раньше.
И, наконец, хэппи энд, финальная фраза от бабушки, которая оправдала все мучения: «Ладно, не ездите, детки, я за живностью сама посмотрю».

  | 0 - 11 |